Стихи и математика

Недавно двоюродная сестра моей жены поделилась в Facebook фотографией страницы, названной «Математические стихи». Вот один из них, который привлёк моё внимание (предполагается, что он написан в ритме, свойственном Маяковскому):

 

2 46 38 1

116 14 20!

15 14 21

14 0 17

 

Ну что ж, ритм, вроде, есть, всё рифмуется, но я бы изменил самому себе, если бы не написал комментария о том, что это нельзя назвать математическим стихом, потому что вторая строка не только не рифмуется с четвёртой, но даже произносится весьма непросто. Позднее вечером я вдруг задумался: ну, хорошо, вычислять 20! — глупо и никому не нужно, но ведь, в конце концов, получается какое-то число, то есть, набор слов. А можно ли предсказать на что будет рифма, подразумевая, что ритм во внимание уже не принимается?

Ну, наконец, я получил задачку, которая по силам даже мне, некогда дипломированному математику. Всё оказалось проще простого. Итак, 20! (читается: «20 факториал») — это произведение всех целых положительных чисел от 1 до 20 (ну, хорошо, так и быть, от 2). Тогда, как минимум, оно должно делиться на 100 (потому что 20х10). Тут на подмогу поспевают 2х5 и 12х15, что доводит наше благосостояние до четырёх нулей в конце. Это всё, никакой другой множитель нулей не добавит, и сразу на душе становится хорошо — результат будет звучать как «… та-та тысяч». Ни о какой рифме на «семнадцать» речи быть уже не может, так как получен чёткий и ясный ответ — вот в чём прелесть математики. Нет необходимости производить унылые и нескончаемые вычисления или перебирать все варианты. Если есть желание напрячь мозги, то простым логическим выводом из приблизительных оценок мы получаем объяснение тому, что сначала казалось попросту непостижимым.

Продолжая двигаться в направлении рифмуемости чисел, легко понять, что всё сводится к последнему слову, то есть почти всегда — к цифре. Но среди цифр от 1 до 9 никакая пара не рифмуется. Из второго десятка — почти все, но бедновато, чисто по «дцать» (то есть, «десять», а повторение слова — это не рифма), и ни с чем из первого. Они ещё рифмуются с 20 и 30, что слегка скрашивает картину, но радости не приносит. Конечно, остаётся ещё 0, но сам по себе он никчемен, а рифмы типа 50-60 или 700-800 — того же, извините за каламбур, порядка, что и на «дцать». Даже миллионы, миллиарды, триллионы и иже с ними счастья не принесут — по сути, они такие же бедняки.

Любопытно, что и в других языках — схожая картина. «Не скажу за всю Адесу», но кроме русского, я слегка потревожил английский, французский, немецкий, испанский, японский, и ситуация не изменилась. К сожалению, даже латышский не смог порадовать: 7-9 (septiņi-deviņi) рифмой всё же не является, так как очень важно максимальное совпадение звуков после ударного слога, а в этих словах ударение — на первом. Вот, если бы на предпоследнем… То это был бы певучий итальянский, который, увы, окончательно развеял мои надежды на успех. Впрочем, я, как всегда, поторопился. Yes! Великий и могучий английский язык отчаянным усилием вырвался из моего ограниченного сознания вперёд и одержал ту самую чистую победу, о которой я так долго и нудно говорил: 7-11 (seven-eleven).

Но тут заговорил ехидный внутренний голос: «А чем тебя, шлимазл, 7-40 не устраивает?». Ну, что ж, 7-40 — это не просто сочетание чисел, а жизнь и судьба, проза и поэзия в чистом виде — без слов и рифм. Зачем же ссориться с другими числами по пустякам?

Впрочем, после нахождения каждого ценного экземпляра, снова встаёт проклятый вопрос: «А ещё?». Уверен, что найдутся другие языки с чистыми рифмующимися числами-словами. Если у Вас есть такие примеры — поделитесь, мне это очень интересно. Если нет, то придётся, наверное, преодолевая неимоверную лень и жалкие остатки стеснительности, перевести эту заметку на английский, чтобы существенно расширить зону поиска.

Впрочем, погодите. Есть ещё одна область — большие числа, общие, кстати, для большинства языков в виду своей грустной ненужности (ну, разве что, инфляция пособит). И тем не менее, вдруг среди них встретятся какие-то с нестандартными названиями, и мне посчастливится выудить хоть что-то, кроме чудовищной «нол-гугол»? Пошарив в Википедии, я нашёл очень занятную статью об именных названиях степеней тысячи. Мои опасения она, похоже, не опровергла, но не только же ради этого она существует!

Оказыватеся, что на сегодня, самое большое число в мире — это дуцентдуомилианонгентновемдециллиард (не по значению, конечно, а по количеству букв). Ещё существует миллиллион, и если Вы решили, что прекрасно его знаете, перечтите повнимательнее. А тот самый пресловутый гугол, введённый американским математиком Эдвардом Казнером по предложению его девятилетнего племянника Милтона Сиротта, и призванный быть самым большим практическим числом, является далеко не самым последним в списке счастливых обладателей названия.

И наконец, пусть и не самое большое, но Её Величество асанкхейя. Я тоже не имел о ней ни малейшего понятия, пока, вот, не наткнулся. Оказывается, это индуистское и буддийское название числа 10140 (единица со 140 нулями). Хотя, если быть более точным, то оно слегка различается по своему значению в разных переводах. Ох, уж эти переводчики! Но там всё сложнее, так как 10140 — это легковесная, так сказать, ширпотребная версия того, что написано на самом деле. Так что читайте и получайте удовольствие.

Ну, а мне пора округлить заметку до последнего знака перед точкой. Или запятой?

14.08.2015

 
Главная Стихи Проза Юмор