Мягкое кресло

Детектив

«До чего ж нелепая смерть – в кресле мужского клуба виртуальной реальности», – размышлял начинающий детектив Барни Джексон, выезжая по адресу.

С одной стороны, ему казалось, что дело не стоило и выеденного яйца. Ну, мало ли, перевозбудился мужик, сердце ухнуло, давление скакнуло, и пожалуйста – коньки со свистом отлетели. Это же клиника чистой воды. А с другой, это могло бы стать его первым самостоятельным делом после восьми месяцев полицейской академии, четырёх нудных лет обязательного стажа в патруле, ещё восьми месяцев в школе детективов и, наконец, двух лет унизительных побегушек.

О жертве пока что было известно немногое: Уэйн Кроуфорд, крупный мужчина шестидесяти лет, менеджер среднего звена в электрической компании, женат, имеет взрослого сына. Теперь, правда, всё это уже в прошедшем времени.

Барни вёл новенький седан, только поступивший в распоряжение «мокрого» отдела, но все компьютерные изыски ни в чём не повинной чудо-машины только усиливали его раздражение, намекая на предстоящее разбирательство.

«Не публичный дом, конечно, – распалялся бедняга, – да только хуже: если запахнет криминалом, то вместо простого допроса девочек предстоит надеть специальный шлем и погрузиться в эту, будь она неладна, ролевую игру. Да, разбираться придётся конкретно».

А воображение в ответ уже рисовало, как его обнажённая красавица-жена Кейт с полупрезрительной улыбкой на сочных губах сидит на постели, заложив ногу за ногу. Её формы он безоговорочно считал совершенными, но кто может поручиться за последствия предстоящего эксперимента? Ведь изощрённые создатели игр в погоне за прибылью способны наворотить немыслимую комбинацию всего, чтобы сдвинуть «крышу» простого смертного. С большим трудом новоиспечённый сыщик унял страх, смешанный с брезгливостью, чётко вогнав сознание в банальную мысль: он встречается с потенциальным орудием убийства, которое невозможно обезвредить вслепую, а других вариантов, увы, не существует.

«Ну вот, наконец уже парковка, – с облегчением вздохнул Барни, глуша мотор. – Хоть отключусь ненадолго от самоедства».

Он подошёл к малоприметной двери, крутанул потемневшую позолоченную рукоятку и потянул на себя.

«Этюд в бордовых тонах», – с порога переиначил он Конан-Дойля. Его ступни утопали в роскошном тёмно-бордовом ковре во всю ширину прихожей. Этот цвет плавно набегал на стену где-то на полметра вверх, постепенно обмелевая до бледно-розового потолка, по периметру которого приглушённо блестели круглые врезанные светильники.

«Не понял юмора, – пробурчал констебль себе под нос, – а где выездная бригада криминалистов? Они ж с полчаса уже как здесь».

Заметив его удивлённый взгляд, находившаяся поодаль за стойкой пышная и чересчур накрашенная блондинка сразу протянула левую руку в сторону от себя и обнажила интимно-грудной голос:

– Третья дверь по коридору направо, сэр. Ваши люди уже там.

Они обменялись многозначительными и всепонимающими взглядами, после чего Барни легко, но с достоинством кивнул и двинулся в указанном направлении.

«С ума сойти, – поражался он, следуя вдоль коридора, – у них труп, нагрянула полиция, а всё шито-крыто, и ни одна душа не ведает о том, чтó творится в соседней комнате».

Детектив шагнул вправо, нырнул в тёмную бархатную портьеру и легонько постучал. Охранник тут же приоткрыл дверь изнутри, и констебль инстинктивно быстро проскочил внутрь. Благочиние снаружи настолько довлело над ним, что было как-то неловко нарушать покой, распугивая клиентов столь деликатного бизнеса.

* * *

– Добрый вечер, Барни, – поприветствовал его старший судмедэксперт.

– Добрый, Тревор. Ну, есть у вас что горячее?

– Да в общем-то негусто. Предварительный анализ крови в полном порядке, следы насилия отсутствуют, никаких чужих пальчиков или посторонних мелких частиц на одежде не найдено…

– Эх, ничего не поделаешь, – уже расстроился начинающий сыщик. – Не каждый труп делает нашу жизнь интереснее.

Лицо эксперта расплылось в саркастичной улыбке:

– Вы разочарованы потому, – хохотнул он, – что джентльмен имеет несчастье сидеть к вам спиной.

И только после этого Барни обратил внимание на лысую макушку, торчавшую над широченным кожаным креслом, которое сзади скорее напоминало контейнер для сбора крупногабаритного хлама.

«Ну что ж, – философски отметил сыщик, – в итоге к хламу и пришло».

Сделав несколько шагов, он отметил, что несмотря на запрет трогать что-либо на месте преступления, с мертвеца всё-таки сняли шлем виртуальной реальности, и… Констебль был не из слабонервных, но скособоченное полусидящее тело, перекошенный рот и глаза, вылезшие из орбит, прошили его током и заставили отпрянуть.

– Не забывайте, – нарочито замогильным голосом включился над ухом Тревор, – ни малейших следов насилия.

– Так, – опомнился Барни, – я уверен, что кто-то заходил в комнату, ну хотя бы из персонала. Дайте мне запись с видеокамеры.

Охранник провёл его в свою комнату, включил плёнку и стал понемногу её прокручивать. Никого. Ровным счётом никого не было в коридоре с момента прохождения бедного мистера Кроуфорда и до появления работницы клуба, выяснявшей, почему помещение до сих пор не освобождено.

– Как-то подозрительно получается, – усомнился констебль, обращаясь к блюстителю внутреннего порядка, – может, камера не работала?.. Нет-нет, извините, камера, скорее всего, работала – несколько раз слегка подрагивало освещение. Но странно, не находите? Дверей по коридору много, а ни одна живая душа не прошмыгнула.

– Честно говоря, нет, сэр, – ответил тот с чопорным достоинством. – Клиентов не было, потому что сегодня финал кубка, сэр.

– Ну да, – резко сник Барни. – убийце на редкость повезло. И положа руку на сердце, даже, если кто-то или что-то проникало, где следы насилия? Кстати, а окна?

– Их нет, сэр. Изнутри заделаны ради полной звуко- и термоизоляции. Вы же понимаете…

Детектив понимал всё, кроме одного: как?

– Проведите меня к управляющему, – попросил он, – или владельцу. Ну, короче, кто здесь хозяин?

– Одну минуточку, сэр, – охранник набрал внутренний номер. – Миссис Хартингтон? Покорнейше прошу извинить меня за беспокойство. Тут пришёл следователь по поводу сегодняшнего инцидента. Вы не могли бы его принять? Благодарю вас. Да, сейчас провожу.

Он сделал учтивый жест и доставил Барни в приёмную, где была уже распахнута огромная дверь из морёного дуба. На пороге главного кабинета стояла высокая женщина в тёмном деловом костюме, с затянутой в пучок причёской и стопроцентным во всех отношениях лицом.

«Леди-небоскрёб, – хмыкнул про себя детектив. – Блестящая, недосягаемая и каменная».

– Детектив-констебль Барни Джексон, – чётко отрапортовал он, словно своему командиру, и показал раскрытое удостоверение.

Это рутинное действо, исполненное впервые, оказало на него благотворное действие: гнетущее состояние исчезло и появилась уверенность, которой ему так не хватало.

– Добрый вечер, мистер Джексон, – спокойно и сухо отреагировала та. – Я – Грейс Хартингтон, владелица и управляющая. Я готова сделать всё возможное, чтобы поскорее разобраться в происшедшем. Единственное, на что я рассчитываю – это минимум шума. Мы работаем в чрезвычайно деликатном бизнесе, сюда ходят очень приличные люди. Огласка может сильно испугать их и привести к невосполнимым материальным потерям.

– Разумеется, миссис Хартингтон, я это прекрасно понимаю и не имею намерений подорвать ваш бизнес, не разобравшись в деле. Однако, взглянув на лицо покойного, можно сделать совершенно однозначный вывод: это убийство. Мне придётся посещать ваше заведение и допрашивать людей до тех пор, пока преступление не будет раскрыто. Вынужден извиниться за причиняемые неудобства, но та комната будет опечатана. Впрочем, портьера на входе скроет печать от посторонних глаз, и я не имею ничего против.

– Ну что ж, мистер Джексон, – слегка вздохнула хозяйка, – насколько я понимаю, выбор у меня всё равно небольшой, спасибо и на этом. Итак, что конкретно вас интересует?

– Миссис Хартингтон, – перешёл к делу Барни, – вы знали покойного?

– Нет. Разумеется, я знакома с его анкетными данными, но не более того.

– Хорошо. Тогда скажите, не происходило ли здесь в последнее время, и особенно сегодня, чего-то странного или необычного?

– Между прочим, хоть и банальный, но очень хороший вопрос, – оживилась хозяйка, – я, правда, не совсем понимаю связи, потому что вряд ли происшедшее могло стать причиной смерти человека. Хотя… Так или иначе, это было весьма неординарное и неприятное событие: нас атаковал очень серьёзный вирус.

– Ого! Это уже что-то, – загорелся констебль. – Пожалуйста, расскажите подробнее.

– Извините, мистер Джексон. Я хоть и веду «умный» бизнес, но в технических деталях весьма слабá. Если не возражаете, хочу предложить вам пройти в серверную, где Сэм Каллаган из службы поддержки сможет дать исчерпывающие ответы. По выходе из приёмной, будьте добры, сверните налево и буквально через несколько шагов зайдите в первую дверь. Если у вас опять возникнут вопросы ко мне, милости прошу обратно. Простите, у меня очень много дел, но зато я буду в своём кабинете как минимум ещё пару часов.

Они с натянутыми лицами пожелали друг другу всяческих успехов, и Барни двинулся в указанном направлении.

* * *

Дверь в искомую комнату была большей частью открыта. Со всех сторон виднелись мониторы, в глубине высились прозрачные шкафы с наставленными внутри друг на друга одинаковыми плоскими коробками на малюсеньких ножках, массой проводов, кнопок и мелькающих огоньков. А передний план загораживало мягкое кожаное кресло на роликах с торчащей над спинкой русоволосой макушкой. Сыщик негромко постучал о косяк, кресло резко развернулось, и на него уставилась пара бездонных карих глаз. Несмотря на поздний час, Барни почудилось, что его обдало снопом солнечного света.

– Детектив-констебль Джексон, – пролепетал он от неожиданности с повисшей в воздухе рукой. – А где… Сэм?

Невысокая, худенькая девушка с короткой стрижкой окинула атлетичного копа быстрым, но явно восхищённым взглядом и рассмеялась:

– Я и есть Сэм. Это сокращённый вариант Саманты.

– Извините, мисс Каллаган, – Барни, краснея, почесал затылок. – Стандартность мышления.

– Ой, нет, – смутилась девушка, – это вы меня извините за бестактную реакцию.

– Пустяки, проехали, – дружелюбно улыбнулся он.

– Вы, наверное, хотите знать о сегодняшнем эксплойте? – поинтересовалось милое создание.

– О чём, простите? – вздрогнул детектив от непонимания.

– Извините, машинально использую профессиональный жаргон. Я имела в виду тот вирус, который хакнул, ой, ну то есть взломал нашу внутреннюю сеть.

– Да, безусловно. Буду вам весьма признателен за подробности.

Барни стало необъяснимо весело и хорошо. Ему почудилось, что разгадка совсем рядом, и именно эта девушка поможет решить криминальную шараду.

– Тогда по порядку, – приступила Саманта. – Вчера на форумах прошла новость о том, что злоумышленники нащупали очередную уязвимость в операционной системе, которая установлена, в том числе, и у нас. Через интернет они запустили вирус и быстро взломали миллионы компьютеров по всему миру. Цель, конечно же, – похитить персональные данные пользователей, и в первую очередь, банковские. Самое смешное то, что в самóм вирусе есть ошибка, из-за которой в определённых случаях, и в нашем тоже, заражённые компьютеры почти сразу зависают, и привести их «в чувство» можно, только удалив эту гадость полностью.

– Судя по всему, – глубокомысленно вставил реплику сыщик, – вам это удалось: компьютеры, как я вижу, работают.

– А как же? Куда они, голубчики, денутся? – с гордостью и задором ответила девушка. – Хотя лично моя заслуга минимальна: обновление, латающее «дыру» в операционке, и новая версия антивируса уже выпущены, так что я их быстренько воткнула куда надо, и дело в шляпе.

– Скажите, Саманта, – оживился от свежей мысли Барни, – а не могло быть такого, что из-за проникновения вируса общая защита ослабла, и какая-то другая дрянь могла пробраться в вашу сеть, приведя каким-то образом к смерти клиента?

– Отличный вопрос, констебль. Такое в информационных системах происходит сплошь и рядом. Единственное, что я бы хотела уточнить, так это время смерти нашего клиента.

– Приблизительно в 7:40 вечера.

– Да, действительно, очень близко, – посерьёзнела девушка. – Знаете что? Давайте хорошенько поворошим логи?

– Что поворошим? – недоумённо переспросил детектив.

– Ой, – смутилась Саманта, – я снова съехала на жаргон. Логи – это файлы, куда программы с различной частотой вкратце пишут открытым текстом чтó именно они делают в данный момент. Чем сложнее система, тем нужнее такая информация для обнаружения причин всевозможных сбоев.

– Валяйте, – неожиданно для себя по-простецки брякнул констебль и сел рядом.

Девушка заговорщически подмигнула, повернулась к рабочему столу и накинулась на клавиатуру.

– Обожаю решать всяческие загадки, – мечтательно заметила она, не снижая темпа ударов по клавишам. – А уж поучаствовать в расследовании убийства…

Барни охватили неоднозначные чувства. С одной стороны, он с благодарностью принял её помощь, а с другой – взыграла ревность профессионала к амбициям незрелой дилетантки. Нельзя было сбрасывать со счетов и возможное соучастие Саманты. Что, если она вызвалась помочь с единственной целью – водить его по кругу, скрывая самое важное?

«Ладно, – решил он, – посмотрим, как всё пойдёт. Надеюсь, у меня хватит навыков и здравого смысла учуять, где она химичит».

– Ну, конечно! – укротительница файлов явно взяла след. – Смотрите-ка: сбой произошёл в 7:42 вечера. Если бы клиент в этот момент ещё играл, картинка бы застыла. Тогда он тут же сорвал бы с себя шлем и, не стесняясь в выражениях, вызвал бы персонал разобраться. Однако этого не произошло, и, значит, он был уже мёртв. Так что, даже если общая защита и ослабла, то после всего. Я вообще подозреваю, что вирус не имеет никакого отношения к убийству. Возможно, ранее извне проникла другая программа, которая просто не была распознана как угроза.

– Замечательно, – ехидно заметил Барни, – одну версию мы отбросили, но ни на йоту не приблизились к пониманию происшедшего. Ладно, как ни крути, мне придётся надеть пресловутый шлем и «прочесать» всю эту, с позволения сказать, игру.

Саманта, ощутив в интонации констебля крайнюю брезгливость и неохоту, с ответным ехидством заметила:

– Как я понимаю, доблестный сыщик женат и чувствует, что, занявшись подобным, фактически изменяет своей ничего не подозревающей супруге?

– Да! – с полоборота завёлся Барни. – Именно так! Видимо, я выгляжу смешным и старомодным, но мне действительно не нужна вся эта «клубничка»! Конечно, идёт расследование тяжкого преступления, и, как я вижу, другого выхода нет. Но я люблю свою жену, и, сколько бы ни убеждал себя в правильности такого подхода, на душе всё равно скребут кошки. Интересно, а каково было бы вам на моём месте?

– Ну, мне-то гораздо легче, – грустно улыбнулась девушка, – помимо работы, у меня только несбыточные мечты: на тех, кто впечатляет меня, я не произвожу решительно никакого впечатления. Да и других несильно волнует невзрачный воробышек.

– Ну-ну, не скромничайте и не расстраивайтесь, – подбодрил её сыщик, – я не сомневаюсь, что такой милой и умной, как вы, судьба готовит нечто особое.

– Спасибо, констебль, на добром слове, – с нежностью поблагодарила юная айтишница, – и вы тоже не переживайте. Давайте попробуем ещё немного пораскинуть мозгами. Вдруг повезёт, и вам не придётся изучать хоть и виртуальные, но всё же чужие прелести.

Она снова повернулась к монитору и застучала клавишами.

Детектив невольно залюбовался быстротой, гибкостью и непосредственной реакцией, с которой симпатичная девушка манипулировала нерасторопной техникой. Ему никак не хотелось, чтобы она оказалась замешанной, хотя мозг услужливо подсказывал, что возможно всякое. Но до чего ж не хотелось!

– Знаете, – медленно проговорила Саманта, – наверное, мне всё-таки придётся открыть учётную запись клиента.

– Разумеется! – с жаром и некоторым недоумением воскликнул Барни. – А почему вы это делаете с таким нежеланием в голосе?

– Понимаете, несмотря на то, что у меня – полный доступ ко всему, личные данные реальных клиентов – это святая святых. К тому же, любое такое обращение тоже записывается, и в случае чего, уволить могут моментально.

– Не волнуйтесь, мисс Каллаган. Мистер Кроуфорд уже ушёл в мир иной, и не самым естественным путём, так что вы просто помогаете следствию воссоздать картину.

– Спасибо, констебль. Наверное, моё чувство сродни вашему нежеланию погружаться в далеко не самую невинную игру. К тому же, не хочу, чтобы вы решили, что я могу легко и безнаказанно орудовать на самом опасном уровне.

«И тем не менее, в случае чего, можешь», – неприятно кольнуло констебля под то замедляющийся, то ускоряющийся перестук клавиш.

Шёл кропотливый и малопонятный для посторонних поиск неизвестно чего. На экране выскакивали и исчезали окошки, а девушка без конца ругалась с невидимым собеседником и награждала саму себя нелестными эпитетами. Томящийся от нетерпения Барни довольно скоро сообразил: есть нечто гораздо более важное, чем пытаться понять то, что ему всё равно недоступно – надо просто смотреть в оба, чтобы милая помощница не внесла перед его носом каких-либо изменений.

«Вот идиот! – злился он на себя. – Как я сразу не сообразил приказать опечатать все компьютеры?»

К счастью, всё было чисто – Саманта просто перебирала и просматривала файлы с дурацкими для непосвящённых текстами и массой цифр. Но делала она это очень быстро, почти не задумываясь и сдабривая свои действия короткими комментариями, из которых ухо констебля могло выделить только совершенно очаровательные в её устах ругательства.

– Ого! Нифигасе! – вырвалось у девушки после энной «клавишно-пулемётной очереди».

– Что случилось? – ошалело дёрнулся Барни, хотя и так следил за каждым её движением.

– Выбор он сделал достаточно стандартный, – пояснила Саманта, – и ничего из дополнительных возможностей. Хотя даже в базовом варианте игра эта – ой-ой-ой. Короче, любая игра – это ведь тоже программа, причём очень сложная. А, значит, у неё тоже есть лог. И последняя запись была туда добавлена в 7:41 вечера…

– А что в ней говорится? – сыщик уже мысленно сделал стойку.

– Ничего особенного, – поддразнила она его, – просто сообщение об окончании работы.

– Эка невидаль, – детектив с разочарованием откинулся на спинку кресла.

– Не скажите, – мягко улыбнулась девушка. – Во-первых, в этот момент игра никак не должна была остановиться. Её явно прервали, и, скорее всего, это сделал не человек вручную, а другая программа. Причём точно не вирус, которого интересовали только данные и который вообще попал позже.

– Саманта, колитесь, – подзадорил её Барни, снова воспрянув, – по глазам вижу: вы поняли, чтó произошло.

– Да, да, да, да! – с придыханием и вскриками ответила девушка, явно прикалываясь и над бизнесом, и над собеседником.

Констебля её ирония немало позабавила.

– Так вот, – продолжала девушка, – по правде говоря, я ничего не могу сказать о той программе, однако вслед за остановкой нашей игры была запущена совершенно другая. И я нашла её лог.

– Как я понимаю, – попытался развить мысль сыщик, – это уже было «садо-мазо» последнего уровня?

– Ни в коем случае! У нас к подобной продукции относятся особо строго, и любые формы насилия блокируются на аппаратном уровне. Владелица сама крайне чувствительна к такого рода вопросам, да и криминалом несёт за версту.

– А что же тогда, по-вашему, способно убить, так сказать, «без криминала»?

– Не могу сказать, что я догадалась – просто нашла внутри того файла всю необходимую информацию. Это даже не столько игра, сколько чисто видовой фильмец под названием «Роковые гонки». Вы то летите в пропасть, то взмываете в небо, самым отчаянным образом кувыркаетесь, и так далее. Существует очень много аналогичных вещей для так называемых многомерных кинотеатров…

– А, ну так это же – сплошь и рядом, – недоумевал Барни. – Я сам баловался этими виртуальными аттракционами, будучи подростком. Неплохая штука, но, в общем-то, вполне безобидная.

– Не думаю, сэр, – возразила девушка. – Это конкретное видео – высшая мера. Короче, если у человека, в отличие от вас, нет подобного опыта, да он ещё и в возрасте, да с не самыми крепкими нервами, то каюк не за горами. С первой секунды становится настолько страшно от каждого кульбита, и сменяются они с такой скоростью, что, вполне вероятно, он был просто не в состоянии не то что шевельнуться, а даже пикнуть, не разжимая челюстей.

Саманта упивалась триумфом, видя какое впечатление произвела её версия на профессионального детектива.

– Простите, – стал после некоторого молчания допытываться Барни, – но если это просто фильм, то откуда у него лог?

– Если быть абсолютно точным, то не у фильма, а у программы, которая транслирует его на экран.

– Да-да, конечно, – пробормотал Барни в задумчивости, а после некоторой паузы переспросил с удивлением. – Но ведь преступник – тоже не дурак. Неужели он бы не позаботился хоть как-то замести следы?

– Разумеется, констебль. Давайте попытаемся рассуждать логически. Преступник не мог лично следить за жертвой. Он должен был запустить свою программулю загодя, чтобы та крутилась в режиме ожидания входа определённого пользователя. Далее, видимо, надо было, чтобы клиент поиграл какое-то время с одной из «девочек» и размяк. Вот тогда, наверное, вредоносный код сбросил порнушку и тут же включил пресловутый ролик с гонками. Для того, чтобы довести до смерти, гонки должны были продолжаться с некоторым запасом времени. Скажем, 2 – 3 минуты, не больше. По истечении этого срока всё было бы аккуратненько удалено. Но тут, словно Deus ex machina1, вломился глобальный вирус с собственной ошибкой, и все компьютеры нашего полусветского заведения зависли. А когда нужно было вычистить эту дрянь, я принудительно остановила все процессы на той стадии, на которой они тогда находились. Так что «следы» постороннего процесса, который не был своевременно распознан как угроза, естественно, остались.

– Мисс Каллаган, – обратился детектив к девушке с изрядной степенью формальности, – давайте говорить более предметно: вы можете сказать, откуда вообще гонки появились в «умном» шлеме покойного?

– Дайте подумать. Наивно, конечно, полагать, что та вредоносная программа создала свой лог, но стóит поискать сетевой адрес, с которого она забралась на сервер, чтобы взять на себя управление шлемом.

Саманта с удвоенным рвением принялась «ворошить» содержимое сервера к вящей радости своего «болельщика».

– Ну вот, – с удовлетворением промолвила она пару минут спустя указывая на экран. – Вы, конечно, будете смеяться, но это адрес соседнего с нами компьютера. Видите? Вот его адрес наклеен на монитор, а вот он же указан в логе.

– Ого! Нифигасе! – запоздалым эхом отозвался констебль. – Значит, это вы?

Он даже мысленно пожалел несчастное создание, которое в порыве безудержной бравады потеряло контроль и выложило больше, чем, видимо, собиралось. А с другой стороны…

«Умоляю тебя, – шептал себе детектив, – докажи моему мозгу, что это не так. Все мои чувства говорят, что ты – чудесный человек и никоим образом не причастна! Не могу поверить, что я настолько ошибаюсь!»

– Нет, не я, – покачала головой Саманта к немалой радости блюстителя порядка. – Дело в том, что вся вычислительная техника нашего клуба должна быть в рабочем состоянии 24 часа в сутки семь дней в неделю. Кроме меня, в службу обеспечения входят Ник и Боб. У нас троих – скользящий график с восьмичасовыми сменами. Атака была произведена с компьютера Боба. Кстати, он ещё пару дней назад попросил меня поменяться с ним местами на сегодняшнюю смену, чтобы, как он тогда сказал, пойти вечером на свидание. Видимо, стопроцентное алиби в глазах полиции перевесило возможность на всякий случай проконтролировать программу, которая должна была сработать и без вмешательства человека.

– Потрясающе! – воскликнул Барни и тут же осёкся. – Но как вы говорите, у вас, равно как и у коллег, есть полный доступ ко всему. Из этого следует, что вы сами могли влезть в компьютер Боба и провернуть операцию.

– Теоретически, могла, – пожала плечами девушка, – но тогда, ликвидировав последствия вируса, я бы в течение минуты уничтожила все следы. Так что к вашему приходу всё было бы шито-крыто. Вы, конечно, можете подозревать, что это я так подстроила, чтобы выглядело, будто виновен Боб, но поверьте, сделать подобное гораздо сложнее и рискованнее. И вообще, я бы тогда тоже позаботилась о своём формальном алиби.

– Ну что ж, – энергично резюмировал констебль, выпрямляясь в кресле и отряхивая последние сомнения, – надо немедленно брать в оборот вашего Боба.

– А как же истинный виновник? – поинтересовалась более не подозреваемая собеседница. – Боб такой тихий, вежливый. Скрытный, ничего не скажешь, но точно не убийца. А вот до денег весьма охоч. Даже чересчур.

– Саманта, – улыбнулся Барни, – я же вижу, что вы – чистый и честный человек. Вы можете решать логические задачки, но при этом совершенно не знаете людей. Плохих людей. Сомневаюсь, что вашего незадачливого коллегу просто наняли. Совершенно очевидно, что придумать нечто в этом духе может только хакер, а нанимать хакера, не имея плана, бессмысленно.

– Знаете, – никак не унималась вошедшая в раж девушка, – я думаю, что заказчицей была жена. Вы не понимаете логики брошенной женщины. Вполне возможно, что она пронюхала о походах мужа в наш нескромный салон. И тогда эта дама придумала, ну хотя бы в общих чертах, как сделать, чтобы он подавился своей тайной радостью. А затем вышла на Боба, который наверняка эту идею развил и отполировал. Да и кто как не супруга, знающая все привычки, слабости, болячки и страхи своей «половины», может быть уверен, что столь тонкий метод сработает быстро и наверняка? Вот!

Воцарилась неловкая тишина, которую подчёркивали слабый гул из чрева окружавшей их вычислительной техники, да гнетущий холодок вечного кондиционера.

«И что мне теперь делать? – с горечью размышлял сыщик. – Ну избежал я этого растреклятого шлема… Ну прессану я недоумка-хакера и доберусь до заказчика… Или повяжу его самого… Жена не жена, ближний круг или бывший друг… Какая разница? Какая разница, если наши главные сражения происходят совсем не там, где мы предполагаем?»

Не в силах оторваться, Саманта и Барни продолжали сидеть в креслах, пожирая друг друга глазами и грустно улыбаясь. Их обоих терзала мысль о боли, которую они неизбежно причинят одному и тому же человеку.

19.10.2017

Примечания

1 Deus ex machina (лат.) – часто употребляемое, в ироническом смысле, выражение, означающее неожиданную, не вытекающую из хода событий развязку в драме, романе или обыденной жизни. В дословном переводе означает «бог из машины» и ведёт свое происхождение от театра древних, где катастрофа часто внезапно и благополучно предупреждалась божеством, которое спускали сверху посредством некоего механизма. Источник: academic.ru

Главная Стихи Проза